Архив публикаций

Октябрь 2017 (1)
Август 2017 (1)
Январь 2017 (1)
Июль 2016 (1)
Июнь 2016 (1)
Ноябрь 2015 (3)

Рекомендуем

Авторизация



ПЫТКИ И «ЧЕЧЕНИЗАЦИЯ» ПРЕСТУПЛЕНИЙ В СВЕРДЛОВСКОЙ ОБЛАСТИ (продолжение)

Адвокат коллегии адвокатов «Свердловская областная гильдия адвокатов СИНАНОВ В.П. в соответствии с п.2 ч.З ст.86 УПК РФ произвел опрос УМАХАНОВА АСЛАНА МУЦАЕВИЧА, рождения 21.04.71 года, гражданина Российской Федерации, проживающего в Екатеринбурге по улице Опалихинской, 19-45, юрисконсульта Екатеринбургского 000 «Элита»

По существу дела поясняю Вам о том, что в настоящее время я содержусь под стражей в СИЗО-1 Екатеринбурга по сфальсифицированному незаконному и нелепому обвинению, предъявленному мне прокуратурой Кировского района Екатеринбурга по ч.2 ст. 126 УК РФ, о том, что 14 февраля 2005 года якобы я и не установленные следствием лица с целью завладения квартирой КУСТОВА от здания Верх-Исетского РУВД с применением к нему насилия вывезли его на квартиру по улице Академической, 25-33, где я и неустановленные якобы приковали КУСТОВА наручниками к отопительной батарее, после чего, оставив его там, покинули ту квартиру.

Незаконность и нелепость обвинения, предъявленного мне, заключается в том, что по состоянию на 14 февраля 2005 года я имел от КУСТОВА нотариально оформленную генеральную доверенность на совершение правовых сделок от его имени. Эта доверенность давала мне возможность и без применения к КУСТОВУ насилия и похищения его обратить его квартиру в свою собственность.

И не случайно первоначально 7 апреля 2005 года Кировским районным судом Екатеринбурга было отказано в удовлетворении ходатайства следователя о заключении меня под стражу, после чего в отношении меня была избрана мера пресечения в виде подписки о невыезде. И лишь по надуманным основаниям, что я якобы скрывался от следствия, хотя болел и проходил курс лечения, 31 марта 2006 года я был заключен под стражу Кировским районным судом по ходатайству следователя.

12 апреля 2006 года после 12 часов дня из СИЗО-1 я был вывезен на автомашине оперуполномоченными УБОП ХУДЫШКИНЫМ Артемом и НИКИТЕНКО Вячеславом на их автомашине вместе с несколькими сотрудниками СОБРа в УБОП. Когда они везли меня из СИЗО-1 в УБОП, то поставили меня в машине на колени, надели мне на голову мешок и завязали его у меня на горле, отчего мне было тяжело дышать. Когда они привезли меня в УБОП, то ХУДЫШКИН и НИКИТЕНКО в служебном кабинете связали меня по рукам и ногам, привязали меня к стулу и стали требовать, чтобы я написал им явку с повинной о том, что я вместе с подполковником МИКИЕВЫМ Уду Умаровичем совершил похищение КУСТОВА, то есть я должен был оговорить себя и МИКИЕВА в преступлении, которого не совершали.

При этом ХУДЫШКИН и НИКИТЕНКО говорили мне, что в случае моей явки с повинной я получу минимальное наказание, а всю тяжесть наказания понесет только МИКИЕВ. ; Однако я отказался писать какие-либо явки с повинной и заявил, что показания буду давать только в присутствии адвоката. Тогда они оба стали меня жестоко избивать кулаками и ногами, а затем стали пытать меня током. При этом ХУДЫШКИН держал меня за голову и закрывал мне рот, чтобы не слышны были мои крики и стоны, а НИКИТЕНКО приставлял к моим рукам, ногам и спине оголенные провода, подсоединенные к розетке. Когда я стал кричать от нечеловеческой боли, они накинули мне на голову какое-то одеяло и продолжали пытать меня током.

Так они меня избивали и пытали током в течение примерно одного часа. Я несколько раз терял сознание. Во время пыток ХУДЫШКИН приказывал мне не только написать явку с повинной о том, что я и МИКИЕВ якобы похищали КУСТОВА, но и о том, что я якобы печатал фальшивые деньги.

ХУДЫШКИН во время моего избиения и пытки током угрожал мне, что если я откажусь давать «показания», то они сейчас подстроят мне попытку к бегству и пристрелят меня. В конце концов своими истязаниями они сломили меня. Я уже не мог больше выносить нечеловеческие боли, и согласился написать все, что они мне скажут.

Затем под диктовку ХУДЫШКИНА и НИКИТЕНКО я на двух листах написал так называемую явку с повинной на имя начальника УБОП ВАСИЛЬЕВА С.В., вынужденно оговорив себя и МИКИЕВА, о том, что «14 февраля 2005 года вечером мне позвонил МИКИЕВ и предложил приехать к нему в Верх-Исетский РУВД. Когда я туда подъехал, то увидел ,что у РУВД стоят МИКИЕВ и КУСТОВ. Потом они сели в мою машину. МИКИЕВ в машине сказал мне, что КУСТОВ написал на меня заявление, и что за это КУСТОВА надо увезти на квартиру по улице Академической, 25-33. Затем мы приехали туда, после чего МИКИЕВ первым позвонил в ту квартиру. Кто-то открыл дверь. МИКИЕВ предъявил проживающим в той квартире таджикам или узбекам свое удостоверение. После этого они все вошли в ту квартиру, где МИКИЕВ пристегнул КУСТОВА наручниками к батарее, сказал таджикам, чтобы они присматривали за КУСТОВЫМ, а сами уехали оттуда».

Затем ХУДЫШКИН и НИКИТЕНКО заставили меня в конце моей «явки с повинной» записать о том, что я осознавал, что совершаю преступление, зная, что нарушаю закон, но не остановил МИКИЕВА. При этом я записал, что написано мною собственноручно, без психического и физического воздействия.

Затем другой оперуполномоченный принес в кабинет видеокамеру, включил ее и сразу же ушел. После его ухода ХУДЫШКИН и НИКИТЕНКО заставили меня повторить все то, что я написал в своей «явке с повинной». При этом НИКИТЕНКО задавал мне вопросы, а я отвечал на его вопросы, повторяя то, что было написано мною в «явке с повинной». Во время видеосъемки ХУДЫШКИН несколько раз выключал видеокамеру, после чего они оба меня принимались бить и требовать, чтобы я говорил в видеокамеру так, как они мне велели, то есть они злились, что я отвечаю не так, как им хочется.

После видеосъемки ХУДЫШКИН и НИКИТЕНКО стали обсуждать между собой, что сейчас надо сделать сопроводительную и направить мою явку с повинной в Кировскую прокуратуру. Бумага, на которой ХУДЫШКИН и НИКИТЕНКО заставили меня писать «явку с повинной», была стандартная белая. Писал я за столом в полусогнутом положении. При этом моя левая рука была пристегнута ими к гире весом не менее 32 кг, отчего левая часть тела у меня была наклонена к полу, а правой рукой в то время я писал под их диктовку «явку с повинной». Ручка, которой я писал «явку с повинной», была мне дана ими, простая ручка синего цвета шариковая с синим красителем.

После этого ХУДЫШКИН и НИКИТЕНКО в тот же день привезли меня на своей машине вместе с теми же сотрудниками СОБРа обратно в СИЗО-1. Везли так же, надев мне на голову мешок. При этом ХУДЫШКИН и НИКИТЕНКО меня предупредили, что если я куда-то буду на них жаловаться, то они сделают так, что будут проблемы с моей семьей, а также будут проблемы и у меня в СИЗО-1.

Одновременно они предупредили меня, что через два дня ко мне в СЙЗО-1 придет следователь прокуратуры, и если я откажусь давать показания на основании ст. 51 Конституции РФ или же буду требовать вызова на допрос адвоката, то они буду выдергивать меня через каждый день и продолжать меня бить и пытать. Сегодня 13 апреля 2006 года в 05 часов утра я передал в спецчасть СИЗО-1 жалобы на имя прокурора Свердловской области, прокурора Кировского района Екатеринбурга и заместителя Генерального прокурора РФ ЗОЛОТОВА о том, как меня 12 апреля 2006 года ХУДЫШКИН и НИКИТЕНКО вывезли из СИЗО-1 в УБОП, подвергли меня там избиению и пыткам электрическим током и заставили меня написать явку с повинной, оговорив себя и МИКИЕВА. Об этих избиениях и пытках я также написал и председателю культурного общества «Ваннах» КАЛАЕВУ А.Х.

По данным мною жалобам сегодня 13 апреля 2006 года около 13 часов меня опросил оперуполномоченный СИЗО-1, который мне не представился. Он - майор, по-моему, казах по- напиональности. До него у меня взял также подробное объяснение по указанным моим жалобам другой оперуполномоченный СИЗО-1.

В этот же день 13 апреля 2006 года я обратился в медсанчать СИЗО-1 с жалобами на очень плохое самочувствие, объяснив врачам, что 12 апреля 2006 года был подвергнут избиениям и пыткам электротоком оперуполномоченными ХУДЫШКИНЫМ и НИКИТЕНКО в УБОП, после чего в СИЗО- 1 был освидетельствован, и у меня были зафиксированы телесные повреждения. И когда у меня брал объяснение по моим жалобам оперуполномоченный СИЗО-1 майор казах, то у него уже имелась моя медицинская справка об обнаруженных у меня телесных повреждениях. В настоящее время мне очень плохо. У меня все тело болит, и мне больно передвигаться. Когда я мочусь, то моча у меня выходит с кровью. -

С моих слов написано верно, мною прочитано. Мой опрос произведен моим защитником Синановым В.П. с моего согласия: /Умаханов А.М./ /Синанов В.П./

06.06.2006

Календарь

«    Сентябрь 2018    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930

Популярные статьи