Архив публикаций

Октябрь 2017 (1)
Август 2017 (1)
Январь 2017 (1)
Июль 2016 (1)
Июнь 2016 (1)
Ноябрь 2015 (3)

Рекомендуем

Авторизация



«Что ждет правозащитное движение в современной России»

Андрей Козлов, предприниматель:
- Нужно копнуть глубже, рассматривая эту проблему. В действительности в обществе на уровне знания, понимания вещей не присутствует того факта, что либеральные ценности, это вообще ценности. В действительности демократизация началась с горбачевского «нового мышления». И Михаил Сергеевич Горбачев в силу того, что еще существовала советская идеология, не мог прямо и просто сказать, что речь идет об обыкновенных, простых, как тогда называли в марксистской терминологии, буржуазных свободах. И сейчас этого понимания нет. Сколько бы мы не бились, не перестраивали стратегию, нужно, чтобы это понимание возникло. Здесь, кстати, в Свердловске, возникали такие проекты, но они не доведены до ума - мемориал Эрнста Неизвестного не построен. Совершенно классный проект, который художественным эмоциональным языком говорит, что такое права человека, в чем они заключаются. Воздвижение такого памятника придало бы большую силу не только правозащитникам, но и в целом либерально-демократическому движению. Можно добавить - проект памятника «Битлам». Красивый, либеральный - все кому либеральные ценности важны, так или иначе, битломаны, потому что битлы в советское время имели определенный контекст. В основе всего должна быть культура, а культура не абстрактная вещь, она конкретна… Правильно коллега из Перми сказал, что правозащитными вещами занимаются вообще не правозащитники. Вот пример - Родительский комитет в Екатеринбурге, им не понравилось, что «Холис» ущемляет права учащихся детей и они добились своего. Конечно, там был не совсем либеральный привкус, поскольку акции патронировала православная церковь, тем не менее, цели у них были конкретные, и они достигли успеха. 

Владимир Шаклеин, межрегиональный Центр прав человека: 
- Когда я увидел повестку нашего круглого стола, я был в какой-то степени поражен бессмысленной постановкой вопросов. Та группа с которой я был связан в советское время, мы никогда не считали себя правозащитниками и диссидентами, мы считали себя прежде всего людьми, которые выделились из животного мира путем цивилизации и вышли на тот уровень, когда не просто стоит задача жизни и обеспечения потомства, а задач намного больше. Мы считали себя гражданами того времени, и те проблемы, которые стояли перед любым человеком, а это прежде всего право на жизнь, право на здоровье, право на свободу своего существования и своего реального определения, как говорили философы - естественные права человека. Так вот постановку вопроса «Что ждет правозащитное движение?» я считаю весьма некорректной. Правозащитное движение существует со времени образования людей как сообщества, оно было, есть и будет. Другое дело, какие приоритеты оно имеет на тот или иной период. Первое время была задача физического выживания, затем период национального самоопределения, в ХХ веке возникли проблемы политического порядка, когда человек имеет право голоса и свободы высказывания, право обеспечить себя и свою семью, но и право на то, чтобы нести ответственность. Гражданское движение, которое мы представляем, является не просто протестным, оно во главе стоит, как и национальное, религиозное, социальное. Не надо говорить о том, будет оно или нет, мы должны говорить о реалиях гражданского общества, о том какие виды правозащитной деятельности актуальны на сегодняшний день. Формально мы имеем свободу слова, но то, что сейчас вновь появляются политические заключенные это всем известно, но обратите внимание, как относится общество к ним. То, что есть несколько человек, может быть даже тысяча человек, которые возмущаются, а все остальное сообщество, в частности, в России никак не относится. Я не буду говорить о Ходорковском или Трепашкине, я о себе скажу. Сугубо по политическим мотивам я являюсь административно осужденным. Такая у нас свобода информации, что даже многие из самых активных граждан об этом не знают. Более того, я со своими соратниками распространил обращение по всей России, практически никто на это обращение не обратил внимание. Что сделал СПО СО для защиты своего члена? Поговорили и все. Я никого не упрекаю, а воспринимаю это как реальность. Вот почему я в определенной степени недоволен самой постановкой сегодняшней темы, потому что она напоминает вопрос «Есть ли жизнь на Марсе?», что-то в этом духе. Потому что после наших разговоров не будет конкретных личностных оценок любого из нас. Мы в нашей организации занимаемся спасением буквально тысяч людей, которые на сегодняшний день в Басьяновке, под Нижней Салдой, не имеют тепла. Я обращался не только к структурам власти, но и к конкретным гражданам. Что у нас появилось массовое движение по этому поводу? А ведь речь идет о вымерзании целого поселка. Тоже самое с осужденными, я могу перечислять массу вещей, которые воспринимаются в лучшем случае с сочувствием. Но, кто может сказать, что он сделал что-то такое, чтобы какой-то вопрос продвинулся. Почему демократия у нас не получила нормальное, цивилизованное развитие? Потому что нет гражданского общества. Или оно находится на том уровне, который не позволяет решать правозащитные задачи. Поэтому здесь надо ставить вопрос: как нам самим стать гражданами, отвечать за свою жизнь, свою семью и других людей, с которыми мы должны жить. 

Оштрах:
- Для этого обществу надо выйти из рабства. Когда оно станет свободным, когда каждый человек готов будет отвечать за себя, за свои поступки, тогда можно ожидать, что будет что-то более нормальное. А сегодня у нас все ждут, когда новый царь-батюшка будет править. Это одна из проблем, но это не проблема правозащитного движения. 

Аверкиев:
- Около 50 известных российских организаций ликвидировалось за последнее время. 

Сергей Кузнецов:
- Потому что они перестали получать гранты. А в советское время никаких грантов не было. Это проблема движения. Потому что если правозащитная организация существует до тех пор, пока ей платят деньги…. 

Оштрах:
- Что касается новой отчетности, люди в Минюсте сами в ужасе от того, что на них сейчас свалилось, а для общественных организаций выбирать из 90 страниц нужные пункты. Это отдельный вопрос того, как правительство к нам относится. Что касается законодательства, то сейчас получить зарубежный грант официально, это легче застрелиться. Не все зарубежные спонсоры хотят идти на заключение договоров, которые требует сегодняшний закон. Если нет посредников, через которых можно получать деньги, то нет возможности получать средства от зарубежных грантодателей. А местных грантодателей, которые спонсировали нормальное гражданское общество ликвидировала власть. Потому что они испугавшись украинских событий, так называемой оранжевой революции, поспешили здесь все прикрыть. Чтобы осталась одна партия, которая могла главенствовать. 

Аверкиев:
- Правозащитные организации живут не на деньги спонсоров, тем более заграничных, они живут на деньги нормальных людей.

Календарь

«    Декабрь 2018    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31 

Популярные статьи


Ветеринарный шприц купить

Перечень ветеринарных услуг. Ветеринарная аптека. Ветеринарный форум

dairyshop.ru


CISCO1921-SEC/K9

Cisco, низкие цены! Невостребованные остатки

cisco-store.com.ru


Вывоз мусора ювао

Расценки на вывоз мусора. Вывоз мусора. Вывоз мусора и отходов

trashhunter.ru