Архив публикаций

Октябрь 2017 (1)
Август 2017 (1)
Январь 2017 (1)
Июль 2016 (1)
Июнь 2016 (1)
Ноябрь 2015 (3)

Рекомендуем

Авторизация



Милицейский протокол: технология фальсификации

Три раза увольняли меня из родной конторы, а суд все восстанавливает. И вот, потерпев полное фиаско на судебном фронте, начальство решило «заказать» меня ментам. Ну, не «мочить», а так, немного поучить. Показать на практике, что такое «диктатура закона». 

В общем, приезжают двое милиционеров, один с автоматом, другой с пистолетом, забирают паспорт и увозят меня в РУВД. Я прошу объяснить, за что меня задержали, показать протокол. Мне говорят, что сегодня им заниматься со мной некогда, и я все узнаю завтра. Прихожу я назавтра, меня направляют к девушке-дознавателю.

Она: Платите 50 рублей.
Я: За что?
Она: Вы хулиганили и матерились.
Я: Откуда вы это взяли?
Она: Вот протокол с вашей подписью.
Я: Я не то, что не подписывал протокол, а даже не видел его.
Она (с надрывом): Но ведь подпись такая же, как и в вашем паспорте!

А паспорт все еще у них. Смотрю, подпись действительно срисована с моего паспорта, хотя и не слишком аккуратно. Для этого, видимо, они его и забрали у меня (что, кстати, само по себе незаконно).

Я: Но это не моя подпись. Отправляйте на графологическую экспертизу.
Она (прячет бланки квитанций, которые приготовила было для моих денежек): Ладно, вот ваш паспорт, идите.

Эти милицейские эксперименты с имитацией подписи сильно мне не понравились. Думаю: сегодня мелкое хулиганство пришьют, а завтра, они, пожалуй, и под признанием в убийстве мою подпись нарисуют. Этого так оставлять нельзя. Иду к «официальным» правозащитникам: как добыть копию протокола? Нет, говорят они, лом проплыл. Надо было прикинуться валенком, заплатить эти 50 руб, тогда еще можно было бы что-то сделать. А теперь они протокол, конечно, уничтожили. Звоню знакомым журналистам: не согласится ли кто сходить со мной в милицию, покопаться в их документах? Реакция примерно та же.

Все же нашелся человек, который пошел со мной в милицию - Глеб Эделев. Это известный в Екатеринбурге правозащитник 'неофициального' толка. Приходим мы с Глебом в милицию. И тут начинается очень интересная торговля с тамошним начальством. Их интересует, что я замышляю, какие у меня есть доказательства, и, наконец, что же происходило на самом деле в момент моего задержания. А меня - сохранился ли протокол, занесли ли они меня в книгу задержанных, и т.п. Зам. нач. РУВД предлагает мне написать объяснение.

Я: С какой стати? Я вам написал заявление, что меня незаконно задержали. А объяснения пусть пишут те, кто задерживал.
Зам. нач.: Но вы же просите провести служебное расследование. А мы не можем проводить его без вашего объяснения.
Я: Ладно, не проводите. Пусть прокуратура проводит.

Ему, конечно, не хочется, чтобы проверку проводила прокуратура. Торг возобновляется.

Глеб: Но копию протокола вы обязаны были выдать ему неделю назад, в момент задержания.
Зам. нач.: Это почему еще?
Глеб (достает Кодекс): Вот Статья 236.1 Кодекса РСФСР об административных правонарушениях: «Копия протокола об административном правонарушении немедленно после составления протокола вручается под расписку лицу, совершившему административное правонарушение...»
Зам. нач. (берет Кодекс, листает его): Что-то я не могу найти эту статью, где она?

Глеб показывает ему статью. В конце концов, договариваемся: они идут ксерить протокол, а я пишу объяснение. Обмениваемся ими одновременно, как дипломаты. Наконец-то заветная копия в моих руках. Вроде бы, с тех пор, как мне ее мельком показала девушка- дознаватель, протокол увеличился в объеме. Раньше описание моих преступлений заканчивалось неким подобием моей подписи, а теперь подпись оказалась в середине протокола. Видимо, в момент фабрикации моей подписи бланк протокола был заполнен лишь частично, а потому милицейский умелец срисовал мой автограф не в то место протокола.

Вообще, похоже, милицейская технология фальсификации рассчитана на то, что человек, увидев имитацию своей подписи до смерти перепугается, и выложит требуемую сумму, пока ему чего похлеще не приписали. Ну, а когда я стал возмущаться, они сами испугались, и, увидев, что протокол оформлен не полностью, стали его срочно дописывать. Но происходило это уже когда паспорта у них не было. А они, видимо, умеют срисовывать подпись только с паспорта. Поэтому на те места протокола, где должна стоять подпись, попала какая-то каракуля, совсем уж непохожая на мой автограф.

И вот теперь у меня есть замечательный образец милицейского «творчества». Там все видно: и как подделываются подписи в спокойных условиях, когда сам преступник активности не проявляет, и как они подделываются в условиях стресса, когда «преступник» ерепенится. Качество подделки резко падает. Интересна еще и реакция милицейского начальства на мое возмущение по поводу подделки протокола. Но это - отдельная история.
 

 

 

Календарь

«    Октябрь 2018    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031 

Популярные статьи